February 11th, 2018

Первоначальное значение слова "амбиция"...

Радищев:
...любочестие названо амбицио, ибо посещениями именитых людей юноши снискивали себе путь к чинам и достоинствам. То же делается и ныне. Но если у римлян обычай сей введен был для того, чтобы молодые люди обхождением с испытанными научалися, то сомневаюсь, чтобы цель в обычае сем всегда непорочна сохранилася. В наши же времена, посещая знатных господ, учения целию своею никто не имеет, но снискание их благоприятства.


Остается отметить, что со времен Радищева многое изменилось уже. Юноши уже не именитых людей, но бабулек обхаживают. "Именитым людям" юноши уже не надоть. Это мне вспомнилось при возрении на 1ТВ где "дюжев и гвердцители, галкин пугачева". Т.е. сегодня это "амбицио" сильно изменилось и мальчики не к патрициям, а к их бабушкам хаживают, "научаются". Чему они учатся у бабулек?

Или бабульки сильны,или вьюноши сильно упали.
promo solar_front october 18, 2017 11:19 47
Buy for 30 tokens
Желание упорядочить знание об окружающих варварах привело выдающуюся австрийскую науку к созданию " Таблицы Народов" (начало 18 го века). Просто представьте себе - уже вот-вот начнется семилетняя война, А.В. Суворов скоро придет в эти Альпы, а австрийцы уже были вооружены знанием своих…

Всё что было раньше - это было дружелюбие Берлина к России.

Bild: в Кремле открывают шампанское — «дестабилизация Германии» приносит плоды

"В Кремле открывают шампанское", — комментирует немецкий таблоид Bild новость об отказе председателя Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и бывшего главы Европарламента Мартина Шульца войти в новое коалиционное правительство ФРГ.

Если бы Шульцу удалось "изгнать из рая" последнего известного "шрёдерианца" Зигмара Габриэля и занять его место в МИД Германии, то "значительному влиянию Кремля в ключевой инстанции" пришёл бы конец. Ведь при таком министре иностранных дел, как Мартин Шульц, который обладает многолетним опытом в европейской политике, Москва больше бы не смогла рассчитывать на дружелюбие со стороны Берлина, поясняет автор статьи Рихард Фолькманн.

"После того как Габриэль успешно подтолкнул свою СДПГ к восстанию против Шульца, у действующего и, пожалуй, будущего министра иностранных дел ФРГ теперь все козыри на руках", — отмечает немецкий журналист.

"С Габриэлем в качестве флагмана" призывы ослабить санкции против Российской Федерации будут исходить не только от "дружественных Москве" немецких социал-демократов, но и от консерваторов, опасается Фолькманн.

Буквально на прошлой неделе премьер-министры восточных федеральных земель Германии назвали штрафные меры против России "неэффективным инструментом" и потребовали их отменить, напоминает автор статьи. В свою очередь, Восточный комитет немецкой экономики и вовсе призвал Берлин задуматься о введении санкций против США, если Вашингтон, как и планировал, всё же накажет европейские компании за торговлю с Российской Федерацией, подчёркивает немецкий журналист.

"Деятельность Кремля по общественно-политической дестабилизации в ФРГ, судя по всему, приносит плоды, — делает вывод Рихард Фолькманн. — Германия должна знать, где её место и где она хочет быть, иначе последним смеяться будет Путин".

История Алтая.

Посмотрел "счастливые люди алтай".

Осознал новейшую историю Алтая.

Сначала всё было хорошо. Цивилизация и колыбель сибирских скифов, тюрков и монголов была высокотехнологична и высококультурна. Но потом китайцы протоптали шелковый путь через Алтай. А потом, чтобы и защитить его (зачем-то) от алтайцев (?) поперли китайцы.

Китайцы это круто и опасно поэтому алтайцы попросили русских помочь и взять их в империю. Сначала русские были добрыми пчеловодам, купцами и староверами. Но денег отстроить Алтай у империи не было. Но стада были тучными - в тысячи голов.

Но потом случился большевистский переворот. Всех кулаков перебили, на костях заключенных построили дороги. Но народ не обмануть и он не захотел работать. А его советы заманивали всякими клубами, школами и больницами. И всех убили.

Потом не стало и советов. А жить не стало лучше: злые коммунистические бонзы купили всю землю и у них трактора.

Теперь народу осталось лишь поклонятся будде, рисовать, скитаться и общаться с миллионерами из Колорадо. Природа священна. В горах лучше и не говорить - не хорошо это. Но приезжают мерзкие москальские туристы - гогочут. Но убить их или выгнать нельзя - они везут деньги.

Суровая, несправедливая жизнь в Алтае.

Валдай это Катынь! Но древняя.

"Новый сей городок, сказывают, населен при царе Алексее Михайловиче
взятыми в плен поляками {При царе Алексее Михайловиче была воина с Польшей
(1654-1667).}. Сей городок достопамятен в рассуждении любовного расположения
его жителей, а особливо женщин незамужних.
Кто не бывал в Валдаях, кто не знает валдайских баранок и валдайских
разрумяненных девок? Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие
девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие,
воспользоваться его щедростью на счет своего целомудрия.
Сравнивая нравы
жителей сея в города произведенныя деревни со нравами других российских
городов, подумаешь, что она есть наидревнейшая и что развратные нравы суть
единые токмо остатки ее древнего построения. Но как немного более ста лет,
как она населена, то можно судить, сколь развратны были и первые его жители.
Бани бывали и ныне бывают местом любовных торжествований.
Путешественник, условясь о пребывании своем с услужливою старушкою или
парнем, становится на двор, где намерен приносить жертву всеобожаемой Ладе
{Лада - славянская богиня любви, супружества, веселья.}. Настала ночь. Баня
для него уже готова. Путешественник раздевается, идет в баню, где его
встречает или хозяйка, если молода, или ее дочь, или свойственницы ее, или
соседки. Отирают его утомленные члены; омывают его грязь. Сие производят,
совлекши с себя одежды, возжигают в нем любострастный огнь, и он
препровождает тут ночь, теряя деньги, здравие и драгоценное на путешествие
время. Бывало, сказывают, что оплошного и отягченного любовными подвигами и
вином путешественника сии любострастные чудовища предавали смерти, дабы
воспользоваться его имением. Не ведаю, правда ли сие, но то правда, что
наглость валдайских девок сократилася. И хотя они не откажутся и ныне
удовлетворить желаниям путешественника, но прежней наглости в них не видно."